ИЗ ЗАБЫТОГО ПРОШЛОГО 


Своими предками я стал заниматься, когда мне было 22 года. Мною собрано много материалов о фамилии Юриновых - а также, по истории панцирных бояр. Поговорив со многими стариками, живущими в Пустошке, я понял, что потомки панцирных бояр практически ничего не знают о своих предках, что и подтолкнуло меня к написанию этой статьи. В 1992 г. в Санкт-Петербурге был переиздан роман И. И. Лажечникова «Внучка Панцирного Боярина». Там есть немного сведений о боярах. Правда, автор весьма смутно знает о происхождении панцирных бояр.

Начну с того факта - что до конца XV века боярином можно было стать, только родившись в боярской семье. Так было в Новгороде, Пскове, Полоцке и других древнерусских городах. В конце XV века и начале XVI века исчезли бояре Новгородские и Псковские. Об их дальнейшей: судьбе практически ничего неизвестно. В Московском же государстве имя боярина стало чином.

В древнерусских княжествах, вошедших в состав Великого княжества Московского, сословие бояр, продержалось дольше и разделялось на два разряда: панцирных и путных. Панцирные бояре и были собственно боярами. У них была только одна обязанность - во время войны они должны были воевать. Путные же бояре были рангом ниже. Они развозили княжескую почту и собранные налоги. Вооружение панцирных и путных бояр было одинаковым и состояло из панциря - шлема с забралом, копья и меча. Служили они на конях.

После принятия Литвой католичества в 1386 году начинается постепенный переход из боярства в шляхетство. Во второй половине 16 века все бояре Литвы, стали Шляхтой, а вот в Белорусских землях, из-за того что бояре не хотели менять веру, большинство из них составило промежуточное сословие между шляхтой и крестьянством. Часть путных и панцирных бояр получили шляхетство, а бояре Полоцкого и Витебского воеводств добились такого положения, что мало чем отличались от шляхты. Это было зафиксировано 21 февраля 1547 года в грамоте, которую дал полоцким путным боярам польский король Сигизмунд Август.

В 1772 году произошел первый раздел Речи Посполитой, и Восточная Белоруссия вошла в состав Российской империи. В то время подавляющая часть панцирных бояр жила в трех волостях Полоцкого воеводства. Об этом периоде в истории сословия в прошлом веке, были написаны две монографии. Первый труд опубликован в 1867 году и принадлежит В. Вешнякову, а второй вышел в свет в 1868 году и был написан А. Сементовским. Толчком к написанию данных сочинений послужила первая этнографическая выставка в Москве, которая была в 1867 году. На ней от Витебской губернии были представлены костюмы панцирных бояр, которые, вызвали большой интерес. Оба эти автора пишут о боярах, живших в Непоротовской, Езерийской и Гультяевской волостях. Ныне эти земли расположены в Себежском, Пустошкинском и Невельском районах Псковской области. В этих трех волостях было, более 80 тысяч гектаров земли.

История сословия уходит корнями в 14 век. Известно, что предки панцирных бояр служили великому князю литовскому Витовту (1392-1430). Как я уже упоминал, в Полоцком воеводстве, были также путные бояре, которые за военные заслуги в конце 16 века были переведены в раздел панцирных. 17 июля 1579 г. польский король Стефан Баторий перевел Езерийских путных бояр в панцирные бояре, а Непоротовские путные бояре были пожалованы в панцирные в 1597 году. Все эта грамоты были опубликованы в 19 веке и если кто заинтересуется, то сможет найти их тексты в Публичной библиотеке в Санкт Петербурге.

В 1772 году после вхождения Полоцкого воеводства в состав Российской империи панцирных бояр записали в дворцовые крестьяне, хотя в манифесте Екатерины Второй было объявлено что никто не будет ущемлен в своих правах. В 1780 году бояре подали прошение в сенат и после разбирательства 21 января 1788 года Екатерина II под писала указ «Об оставлении в Полоцкой губернии панцирных бояр, написанных в дворцовые крестьяне, по прежнему вольными с правом собственности на жалованные им земли и взимании с них тех же податей, какие платят малороссийские казаки».
До конца 18 века многие бояре имели крестьян. Этих крестьян забрали у бояр и раздали русским помещикам.

В крепостную зависимость попала даже часть бояр, не доказавших своевременное боярское происхождение. В 1783 году боярство доказало лишь 80 фамилий. В дальнейшем это сделали еще ряд фамилий и мне известны 117 фамилий. Если в 1783 году в трех волостях значилось бояр 3412 душ муж. п., а крестьян 2756 душ муж. п., то уже в 1795 году бояр - 5234 души муж. п. крестьян - 1660 душ муж. п. 8 февраля 1798 г. император Павел велел перевести из крестьян в бояре еще 246 душ. По указу от 2 апреля 1805 г. переведены в бояре 23 души.

Так как помещики требовали вместе с крестьянами землю, то по распоряжению императора Александра I от 3 апреля 1805 г. "было начат" размежевание земель между панцирными боярами и помещичьими крестьянами. Дело затянулось, и в 1819 году бояре отправили в столицу своего представителя Сергея Зарембо, и вслед за этим 7 января 1820 г. император Александр I подписал указ «О размежевании земель между панцирными боярами и помещичьими крестьянами». За этим указом последовал целый ряд постановлений, но размежевание затянулось до 60-х годов 19-го века. В Гультявской волости оно было произведено в 1864 году, а в Непоротовской и Езерийской волостях еще позже.

В 1806 году белорусский военный губернатор отправил в сенат доклад, и котором указал, что бояре не участвуют в рекрутской повинности и уклоняются от общественных земских обязанностей.
Сенат рассмотрел данный вопрос, а затем последовал указ императора от 8 сентября 1807 года, по которому бояре были обязаны с начала 1808 года давать рекрутов платить подати наравне с малороссийскими казаками.
Население росло. Налоги возрастали. В 40-х годах 19-го было несколько неурожаев. Все это привело к обеднению бояр. Неоднократные попытки бояр получить дворянство и восстановить свои древние права вызвали у правительства желание переселить их в Тобольскую губернию. Поддавшись на обещания, часть бояр переселилась в Тобольскую губернии. За период с 1849 года по 1859 год в Сибирь переселилось 3815 душ обоего пола. Они были поселены в Курганском, Ишимском и Тарском уездах Тобольской губернии.

Известно, что 22 фамилии бояр, в основном Гультяевской волости предоставили грамоты, на основании которых хотели получить дворянство, но эти документы затерялись в делопроизводстве.
Последний раз бояре ходатайствовали о дворянстве в 1844 году, по дело завершилась тем, что в 1861 году вышли указы, по которым панцирные бояре полностью приравняли к крестьянам.

А теперь я привожу список известных мне фамилий бояр:
Непоротовская волость:
Альхимович, Бардзей, Века, Борода, Богданович, Гвоздь, Голуб, Гришмановский, Демешков, Долженёнок, Дроздецкий, Желуд, Жигновский, Игнатович, Лануха, Лапьевский, Ломонос, Луппа, Мазур, Маляшка, Марисянёнок, Масло, Mелех, Мишаня, Москаленок, Никанёнок, Олехнович, Партанёнок, Нереимков, Нименёнок, Иодэлу, Познахирко, Полуйка, Пунтус, Сертнев, Тябухто, Федулов, Халодилы, Ходюн, Хролович, Цимчененок, Цябутов, Шавынский, Шамшов, Шершень, Школа, Шлянской, Яхимёнок, Патрикевич (49 фамилий). 

Езерийская волость:
Бабура, Брылев, Вылетков, Гуляка, Демешков, Зуев, Калина, Литвинов, Панфилов, Пужминцов, Пузыня, Пухлов, Сыпрынович, Синица, Сковорода, Шапилин (16 фамилий).

Гультяевская волость: Базылевич, Балажеров, Бартонов, Бахтанав, Болдыш, Болтун, Боровка, Бражников, Брень, Будинок, Гультяй, Дощарь, Жаламский, Жгун, Жигач, Залесский, Заремба, Казакевич, Калина, Капшев, Кисель, Коваленок, Козары, Кошин, Ласица, Мануйлович, Косарь, Маркевич, Вороненок, Мусев, Мутьев, Назыров, Поваленный, Пузыня, Радкевич, Раев, Ралов, Рогач, Самохвал, Окарина, Слесарь, Сморыга, Табутович, Терещенок, Фешков, Фуртай, Домутьев, Шалыга, Шановал, Ширкевич, Шлык, Юринов (52 фамилии).

Бояре Калины и Пузыни жили в Езерийской и Гультяевской волости, но они не родственники. У Гультяевых, Mануйловичей и Мазуровых общего предка звали Мануил. У Альхимовичей и Маркевичей предка звали Альхан.

Предком Юриновых, судя по всему, был полоцкий боярин Григорий Юрьевский, живший в конце 15 и начале 16 веков. Его три сына Гаврила, Константин и Федор в Полоцкой Ревизии 1552 года занесены в список шляхты. Где находилось их родовое имение Юрьевичи, мне до сих пор выяснить не удалось. Последние бояре до конца 15 века носили фамилии на «ич», затем стали на шляхетский манер добавлять окончание «ский». В конце 16 века многие из бояр вернулись к своим прежним фамилиям. Фамилия Юринов появилась после 1772 года, до этого времени в течение 17 и 18 веков предки Юриновых называли себя Юрьевичи или Юрыны, указывая на то что их далекого предка звали Юрий - Юрьевич - Юрьевский, - Юрьевич - Юрын - Юрынов - Юринов.

 

Н. ЮРИНОВ, г. Санкт-Петербург. Опубликовано в газете "Вперед" г.Пустошка от 3 и 4 августа 1996 года


Некоторое время Фёдор Дроздецкий был священником Кицковского костёла.

 

О жизни и нравственности униатского священника Федора Дроздецкого.1748 г., 6 сент.

 

По резолюции Полоцкого униатского архиепископа Флориана Гребницкого, командированные официалом Себежский декан и приходской священник Иоанн Александрович и Неведрянский священник Василий Щенснович для проведения дознания о приходском священнике Галиаевской ???( Гультяевской ?) церкви Себ. у.) Федора Дроздецкого, выбывали 6 сентября 1648 г. на место. Священника этого крестьяне Истецкой волости, в поданной архиепископу жалобе своей, обвиняли в разных проступках, особенно же в постоянном пъянстве и распутной жизни. По предъявлении же им коммисарами жалобы той, они отозвались, что никогда никакой таковой не подавали, но, вместе с тем, заявили, что о. Дроздецкий, действительно, занимается безпрестанно пьянством и валяется пьяным на улице, или же в другом месте еще похуже, где не валялся бы и самый худой человек, и что могли бы сказать и побольше этого, но стесняет их простота его. Ввиду такого заявления прихожан, коммисары представили обо всем этом на усмотрение архиепископа, обязав о. Дроздецкого явиться на архиепискоковский суд.

Документ на польском языке. Архив Полоцкой духовной Консистории. № 357.[1]

[1] Сапунов. Витебская старина. Т.5, ч.1. С.443

 

1.Дело о доказательстве жителями Истецкого, Езерийского и Непоротовского войтовств своей принадлежности к панцирному боярству".

2.Реестр путных бояр Полоцкого воеводства 1585 года. 

3.Писцовые книги 16в. (под редакцией Н. В. Калачова) 

 

Полоцкую ревизию 1552 года не рассматриваем, она для нас мало информативна.

В документе №1, в тех листов, что у меня в наличии выбираем самых древних предков. 

Из части по Дроздецким: Иван Дроздецкий, Харитон Филипович, Андрей Кондратович (панцирное боярство было подтверждено в 1597г., проживали в селах Непоротовичи и Пристань)

Из части по Полуйкевичам: Яков Полуйкевич (боярство подтверждено в 1599г.)

Из части по Хроловичам: Карп Хролович (боярство подтверждено в 1619г.)

Логично предположить, что на момент вручения грамот о подтверждении боярства все эти люди должны быть живы, и раз боярство подтверждалось не в первый раз, а это ясно из документа по Дроздецким, то должны быть уже в солидном возрасте (40-60 лет). Путем вычисления предполагаем, что года рождения должны быть ~ 1540(50), а Карп Хролович возможно ~ 1560 г. р.

В документе №2, находим похожие имена.

Харитон Филипович, человек прихожий (с. Пристань, жил с 1585г. ?)

Андрей Кондратов (с. Пристань)

Яков Полуйков (с. Шапильно, жил с 1582г.)

Карп Хролович, человек пригонный с замку Полоцкого (с. Сомино, жил с 1584г.)

Созон Хролович (с. Красное, родство с Карпом неизвестно)

Хролко Полуйков, человек прихожий (с. Пристань, жил с 1585г.?, брат Якова)

Анисим? Хролович (с. Забки, жил с 1584г., родство с Карпом неизвестно)

Манушко Полуйков (с. Девицы, жил с 1584г., родство с Яковом неизвестно)

Конкретно Ивана Дроздецкого, не видим, но есть Ивашко Ходосович (с. Пристань), "Дроздецкий" возможно было прозвищем, позже стало фамилией.

Как мы видим предположение по возрасту упомянутых в документе №1, полностью подтверждается. 

Теперь ищем совпадения в Писцовых книгах 16 века (1566-69г.г.), пришлых людей перечисленных в реестре 1585г. не рассматриваем, смотрим старожилов или их отцов.

Сразу перечислю имена, которые обнаружены мной и в Полоцкой ревизии 1585г. и в Писцовых книгах 16 в.: Иван Максимов- старец пристанский (с. Пристань), Артем Данилков (с. Пристань). 

В документе №3, тоже находим похожие имена.

По тексту:

1. «Въ Непоротовской вол. пустоши даны на лготу: бояринъ и воевода и

намѣстьникъ Полотцкой князь Петръ Семеновичъ Серебряной-Оболенской

Полотцкого повѣту хрестьяномъ Полуйку Федосову, да Степанку Теренті-

еву, да Игнашку Максимову и всѣмъ хрестьяномъ Непоротовскіе вол. на

лготу на 5 лѣтъ, отъ лѣта 7074 (1566) году…»

Полуйка Федосов- это скорее всего отец всех Полйковых. Игнашка Максимов- это возможно брат Ивана Максимова.

2. «Пуст. Горюхино, пахалъ Ортемко Даниловъ; пашни 3 чети, да пер. 4 че-

ти въ полѣ, а въ дву потомужъ, земля сер, сѣна на Великой р…»

Этот персонаж упоминается в ревизии 1858г., жил в с. Пристань

3. Пуст. Карташиши, надъ оз. 

Надь Рыбнымъ, пахалъ наѣздомъ Иванко Максимовъ; пашни 3 чети да пер. 4

чети въ полѣ, а въ дву потомужъ, земля сер., сѣна 10 коп., лѣсу пашен-

ного 13 дес, да лѣсу жъ пашенного и непашенного въ длину на 4 вер., a

поперегъ на 2 вер.

Здесь мы видим старца пристанского Ивана Максимова, в расцвете сил. 

4. Дер. Трубино, на рчк. Выдрицть: во дв. Дрозль приходецѣ; пашни 9 четьи.. 

Д. Трубино, если посмотреть карту, находилась практически рядом с селом Пристань, возможно даже Дрозль-приходец в с. Пристань и проживал.

Здесь можно предположить, что этот пришлый человек, по прозвищу Дрозль и является отцом Ивашки Ходосовича, которого мы уже взяли на заметку как Ивана Дроздецкого, сонователя рода Дроздецких. А имя или прозвище Ходоса- "Дрозль" или "Дрозд" как раз и было передано потомкам как "сын Дроздецкий"

Конечно, совпадения по именам есть еще, я старался рассмотреть Непоротовское войтовство и ближайшие населенные пункты.

ДОБАВЛЕНЫ НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ "Кицковская участковая больница"

 

 

ПИШИТЕ

И ПРИСЫЛАЙТЕ

СВОИ МАТЕРИАЛЫ

mitrichdad@mail.ru

МОЙ САЙТ ЖИВОПИСИ

http://artdrozd.jimdo.com/

 
ПОСЛЕДНЕЕ ОБНОВЛЕНИЕ 02.02.2017